Right behind you. Nala

Right behind you. Nala

Нала готовит. Она любит кормить мужа и его друзей.

Нала Батлер быстро научилась готовить для всей разнорасовой команды Архангела, когда к ней присоединился ее муж, а значит и она.

Воины должны есть. И не важно, что они саларианцы, турианцы, ворка, азари. Ведь лучше всего она умела именно заботиться.

На рынке брала разное, листала сайты и книги, училась готовить для каждой расы. Не забывала тщательно мыть все приборы, инструменты и свои руки, переходя от одних блюд к другим. Борцам с преступностью нельзя отравиться едой. Тем более ее едой. Ребята ели, хвалили. Меленис подкинула пару рецептов, и скоро Нала с азари стали подругами.

Мужу нравилось то, чем они занимались. Он говорил Нале, что Омега может измениться благодаря им. Нала верила.

На следующий день снова шла на маленький рынок, покупала продукты и слушала, что говорят на улицах.

А там начали посмеиваться над Синими Светилами. Потом над Затмением. Ходили слухи, а на рынке превращались в передаваемые шепотом новости, чтоб не услышали группировки, что не так их уже и боятся.

Каждый раз Нала выбирала отдельно еду для турианцев. И всегда хотела понять, как порадовать самого Архангела, вовлеченного и такого отстраненного одновременно.

Однажды по дороге с рынка у нее отобрали кредиты. Денег было не так много, поэтому ей было скорее просто обидно. И сидя за столом в комнате, где обедали ребята, она поделилась этим. Попыталась сказать так, что б обида не прорвалась, но Архангел заметил. Дернулись такие нечеловеческие черты лица, а синие глаза сфокусировались на лице Налы.

– Нала, где это произошло? Ты ходишь там обычно?

Нала кивнула.

– Это рынок в нескольких кварталах отсюда. Он ближайший, а я люблю ходить по короткой дороге. И несколько человек окружили меня и потребовали деньги. Я отдала. Хуже было бы, если б забрали продукты, – попыталась пошутить Нала.

– Батлер, ты хочешь сказать, что не научил свою жену защищаться? Или хотя бы быстро бегать?

– Я не хотела показать им где наш дом. Проще отдать, – поежилась она под взглядом Архангела.

– Именно чтоб не надо было бояться тебе и никому больше, мы и занимаемся тем, чем занимаемся. Как мы можем защитить людей, если наши люди не могут пройти спокойно вблизи нашей базы? – турианские голоса звучат для людей странно, двухтональные, с большим подтекстом субгармоник. Нала вспомнила, что турианцы хищники. Кошачьи или птичьи предки были у них в роду. – Завтра пройдемся по той дороге с тобой. А пока все же скажи, ты умеешь защищаться?

– Я всегда считала, что это не имеет смысла. Даже если понадобится, то я не смогу ударить. – Нала улыбнулась, поднимая руки.

– Это не значит, что ты не должна уметь. За тобой могут погнаться, по тебе могут стрелять. И ты должна знать, что делать в каждой из возможных ситуаций. Возможно когда-то это спасет тебе жизнь. В конце концов это Омега, стоит знать хотя бы малое.

Архангел посмотрел на Батлера.

– Научишь сам или займёмся вместе?

– Ты хочешь, что б я сам научил жену драться? Ну не знаю, я не смогу.

– Значит сделаем это вместе. Нала, переодевайся и через пару часов встречаемся в трензале.

Казалось бы, это так просто. Она почувствовала дрожь предвкушения, ей никогда даже в голову не приходила мысль, что она может научиться драться, стрелять, защищаться. Она была слишком нежной и домашней, как любил говорить Батлер. Когда Нала зашла в тренировочный зал, то увидела Архангела в лёгкой одежде, без брони. Он быстро повернулся к ней и в два шага оказался рядом.

– Не бойся, начнем как раз с преодоления страха. – Он возвышался над ней, хотя она всегда считала себя не маленькой. Нервно сглотнув, Нала кивнула.

– Не думаю, что стандартная подготовка тебе нужна, поэтому попробуем по-другому. Начнем с защиты.

Через полчаса она напрочь вымотана, а он довольно улыбается.

Идёт к столу с разным оружием и быстро выбирает кинжал. Проверяет баланс, заточку. В трехпалой руке небольшой клинок смотрится странно. Когда он передает его Нале, она удивлённо понимает, что в ее руке он лежит идеально. И более того, ей хочется научиться им владеть.

– Ты можешь им никогда не воспользоваться. – Архангел всматривается внимательно в ее лицо, оценивая.

– Но я хочу научиться, на случай, если придется.

Из дальнего угла, впервые за время тренировки подает голос Батлер:

– Архангел разбудил женскую кровожадность!

Турианец поворачивает к нему голову, склоняет её к плечу.

– Будет лучше, если она не сможет защитить себя в следующий раз? Не сможет убежать? У нее не будет кредитов, чтоб откупиться? В этом районе не будут знать о том, что это женщина под нашей защитой? Почему вообще, ты не научил ее всему сам? – В глазах Архангела Нала вдруг увидела боль, глубоко спрятанную под холодом и яростью.

– Я не думал, что это нужно. Я привык видеть Налу очень домашней и дома. Забыл, что улицы Омеги полны подонков. Ты сегодня напомнил мне об этом.

– Окей, Батлер, хватит там сидеть, значит тебе пора в спарринг. На турианских кораблях спарринги допустимы в полный контакт. На человеческих вроде так не принято. Но мы не на корабле, а тренировать вас надо. Поэтому начнем с меня, потом каждый по пять минут без правил с каждым.

Архангел окинул взглядом собравшуюся в зале команду.

– Начали.

Все такие разные, по стилю, по виду, по расе – они были объединены ненавистью к работорговле, контрабанде наркотиков и нулевого элемента. За ними было интересно наблюдать, но ещё больше Нале нравилось чувствовать себя частью команды, членом отряда Архангела, хоть она и была всего лишь женщиной, которая обожала для них готовить.

Поздно ночью Нала всем телом прижимается к мужу, уставшая, но очень довольная собой.

Ее тренировки станут регулярными, отряд Архангела становится все сильнее, а их действия на Омеге провокационнее. Банды будут сходить с ума от дерзости и наглости этого небольшого отряда. А люди Омеги будут молиться за них.


Loading...

Возврат к списку