Феечка

невероятное путешествие Енота Абракадабра, связанное с вопросами газоотвода в Зоне Отчуждения

глава I

КОРДОН

  Сторона наша мрачною кажется,
Темный лес, бурелом да сычи,
Побродить здесь не каждый отважится,
А забрел ― так штаны не мочи…   

«Шел Мужик»

Полковник и Однополчане.

часть 1

ПОРТАЛ

  У нас есть все, что есть,
Пришла пора - откроем ли мы двери?

Вот едут партизаны полной Луны -
Мое место здесь;
Вот едут партизаны полной Луны -
Пускай их едут!

© БГ

*****

  Енот Абракадабр сморщил носик, чихнул от пронзительной бензиновой вони и проснулся.
Прямо перед ним в воздухе, на высоте полуметра ‒ идеальная, как на заказ, высота для енотов, переливался радужной воронкой портал, откуда и несло выхлопными газами и шумом большого города.
Енот огляделся ‒ обут… э-э-э… сопоходники крепко спали, несмотря на поздний уже день ‒ вчера, точнее, и вчера и сегодня, пили много, до рассвета и дальше (на Кордоне вовсю пёрла черешня, дед расстарался с молодым вином), будить кого-то было себе дороже, и Енот РЕШИЛ ДЕЙСТВОВАТЬ САМ.
Во-первых, надо было подготовиться, и в первую очередь морально.
Енот поднял полуторку, скрутил пробку и потряс бутылкой над жадно раскрытой пастью.
Струйки сбежали по стенкам ‒ далее, рубиновым мини-водопадом ‒ транзитом по воздуху ‒ в пересохшее горло ‒ терпким, с вяжущей горчинкой, фруктовым нектаром ‒ хорошо! ‒ но недолго…
… И вот уже только капля набухла на резьбе изнутри, гулко сорвалась с пластика и упала кислосладкостью своей на обложной до желтизны язык, за ней вторая… а вот третья последовала лишь через минуту… ‒ нет, так решительно не годилось!
Енот подкрался к спящим и пролюстрировал самую очевидную нычку ‒ Ренсоновский рюкзак. Интуиция плюс опыт плюс не до конца прОпитая память не подвели ‒ под конспектами, презервативами на вырост и носками, уложенными мамой, были спрятаны парочка жестянок «Оболони». Старый енот ‒ мудрый енот! ‒ и посему банка была проэкспроприирована только одна, а вторая оставалась в рюкзаке ‒ ну, мало ли чего?..

  … Поправив здоровье и собравшись с силами, Абр наконец просеменил к двери в новое измерение и просунул мордочку в неизвестность.
Прямо перед ним возвышался огромный зеленый контейнер с надписью:
«ДЗЕРЖИНСКИЙ РАЙОН
ПАВЛОВО ПОЛЕ
г. ХАРЬКОВ»
и валяющаяся рядом полупустая пачка «Lays» с футбольной символикой.
‒ Ого! ‒ подумал Абр. ‒ Дело серьёзное ‒ ХАБАР!!! ‒ и дальше мелькнуло ехидное: ‒ … Прости, Ренсяра, но тут твой папа совсем без пива остается…
Воровато оглянувшись, Енот пролез до пояса в разноцветную круговерть и попробовал зацепить лапкой лакомую находку ‒ но как не извивался и не корячился, до пакета не дотянулся. Пришлось выходить в таинственный мир полностью ‒ и Абр растерялся, выбирая между азартом добытчика и безопасностью: попеременно взирал то на переход, боязливо ‒ уж больно ненадежным и эфемерным казалось присутствие здесь этого мостика между мирами ‒ так и виделось, что он исчезнет, схлопнется в любой момент; то на крупными буквами по зелени «малосольные огурчики» и снизу уж совсем добивающее помельче ‒ «с укропом».
В зеве портала появилась Муха, с восхищением и обожанием вылупив свои фасетки на хозяина ‒ и это придало толику храбрости полосатому. Абр отчаянно рванулся, схватил пакетик…
… И, уже ныряя назад, к привычному до осточертения тоннелю под разбитой асфальтной дорогой, краем глаза заметил золотой проблеск ‒ будто солнечный лучик мазнул по месту, где он только что был ‒ и услышал звук колокольчиков ‒ «… динь-динь-динь…»

  … ‒ Ты это что там в рюкзаке ковыряешься? ‒ подозрительно просипел где-то за спиной Макар ‒ Енот от неожиданности чуть не выронил свежевскрытую банку – а старый продолжил своё бурчание: ‒ Знаешь же сам ‒ «эн-зэ»! Вдруг мне совсем хреново будет, так я сам и распотрошу пиво.
‒ Дед… ‒ честно и преданно моргая глазками, обернулся к не вовремя проснувшемуся Абр, ‒ ну сам посуди, как такое насухую жрать-то? ‒ и, в подтверждение своих слов, смачно, от души залил чипсы глотком пенного.
‒ Прикольно блестит, ‒ Макар протянул лапищу и отобрал фольгированый пакетик, ‒ а что это вообще такое? ‒ запустил свою пятерню внутрь, достал пару ломтиков, закинул в окаймленную дредами пасть и меланхолично зачавкал. Скривился: ‒ Фу, гадость-то какая! Не дай Монолит, чтоб Миксаниха мне так картошку поганила! ‒ и вновь потянулся к Еноту: ‒ Дай запить!
Абр обреченно протянул банку с пивом.
… ‒ Так где, говоришь, взял? ‒ после осушенной за три приема почти полулитры пенного Макар ожил прямо на глазах.
Енот молча ткнул лапкой в сторону портала.
Дед нахмурился:
‒ Ого!!! Не к добру это ‒ порталы как грибы вылупляются где ни попадя!
‒ Вылупляются вроде только птенцы! ‒ блеснул эрудицией Абр.
Дед мрачно уставился на новоявленного граммар-наци. Енот сник. Наконец Макар потряс башкой, видимо, соглашаясь с чем-то в мыслях, просветлел лиц… э-э-э… морд… короче, физиономией и поинтересовался:
‒ Не проверял, что там еще есть?
Енот пожал плечами.

  Макар бросил пачку с чипсами на матрас, кряхтя, поднялся на четвереньки и, пошатываясь, направился к кружащимся переливам.
Просунул лиц… э-э-э… морд… короче, физиономию в портал, забубнил невнятно:
‒ О! Табличку вижу! «У-ли-ца от-та-ка»… слышь, полосатый может, ты чо прочтешь? А то с бодуна не вижу нихрена…
Енот заглянул в привычный уже мир.
Дед указывал рукой куда-то вверх и вправо:
‒ Во-о-он! ‒ за листвой, смотри…
‒ «Отакара Яроша»! ‒ разглядел Абр.
‒ Глупое название, млин… ‒ Макар повторил, будто катая слоги на языке: ‒ … «о-та-ка-ра-я-ро-ша»… не… вот если бы: «от-такая-я-рожа!» ‒ куда лучше было бы ‒ будто прям в мою честь названо. А так ‒ ни о чем!
И вдруг дед застыл, уставившись куда-то вбок, потом потянул Енота назад, в родной мир. Снова просунул рожу в портал. Вернулся. Долгим оценивающим взглядом уставился на Абра. Енот заерзал, потом не выдержал:
‒ Дед, ты чего это?
‒ Надо, Абрушка, тебе в тот мир еще раз сходить.
‒ Это еще зачем? ‒ испуганно заблеял Енот. ‒ Тебе же чипсы не понравились… да и не факт, что я их снова найду…
Макар вздохнул.
‒ Ну… вино ты же любишь?
‒ Шантаж, значит? ‒ Абр оскалился и вздыбил шерсть в местах, неслипшихся от пролитого накануне спиртного. ‒ Значит, вон оно чо, Макарыч? – «что-то совсем не из той оперы» ‒ мелькнуло в Енотовом мозгу ‒ но его уже несло: ‒ И это после всего, сколько мы вместе… таво… а ты вот так… ‒ от возмущения Енот махал лапками, пытаясь выразить всё презрение и отвращение к подобной низости, выходке, которой нет и не может быть оправдания в узких кругах завсегдатаев Деревни Новичков.
Дед изумленно уставился на шипящего коброй сотоварища.
‒ Ты чего? Я вчера тебе уже жаловался… мы даже помянули её. Ты сам сказал ‒ надо срочно искать замену, а тут такой случай ‒ как на заказ!

  «Помянули? ‒ ЕЁ?! ‒ КОГО???» ‒ зароились мысли в голове у Енота, ‒ «Миксаниха вроде точно живая ‒ вчера еще бурчала, когда начал Деда в общество вызывать, но потом на дорожку таки угостила пирожками с всё той же черешней… Хорошая женщина, и как она только Макара до сих пор терпит? Это ей замену Деду искать в самую пору. И с пирожками она любого найдет… Мда… Ланочка? ‒ так вон она ‒ в окружении Мамонта, Витальки и Сябра-перевертыша спит на равноудалении во избежание всяких там…» ‒ тут Енот горько вздохнул ‒ «… Муха? ‒ так сегодня же точно видел… млин, ну что Макар за мудаг такой? ‒ всё он намеками да ссылками какими-то разговаривает… «вчера… жаловался… помянули…» ‒ ну, вчера ‒ это было вчера ‒ точнее, такого понятия как «вчера» после молодого вина не могло существовать по определению! ‒ но признаваться в этом было не комильфо, так что пришлось делать умную морду:
‒ Ну да, говорил.
‒ Так вот. Увидал я сейчас в том мире аптеку. И вот чо подумал… там кружки продаются… как его там… э-э-э… эсмара… эсмарта… а! ‒ вот, вспомнил ‒ «эсмарха» вроде!

  … Вот же блин ‒ еще одна напасть! ‒ что за кружка, почему кружка? Разводит его Дед? У Макара и так ведь кружка есть ‒ а зачем нормальному сталкеру две кружки? Того и гляди, дойдёт совсем старый, начнет кружки, как Игложоп бутылки коллекционировать… или он о чем другом сейчас говорит? Что-то начало было всплывать в иссушенной памяти… эх, сволочь Борода… пиво отобрал… хотя? Неужели? Абр подозрительно посмотрел на Макара ‒ и вновь сдержался с расспросами ‒ надо будет, сам расскажет. Да и не был Енот точно уверен…
Макар же вдруг напрягся, будто прислушиваясь к чему-то внутри себя, потом взглянул на Абра совершенно шальными глазами, просипел сдавленно: ‒ Ой, я ща! На секунду… всётки, видать, совсем еще вино не доиграло!!! ‒ и куда девалась пьяная медлительность? ‒ рывком, с низкого старта, дед пулей выскочил из тоннеля и скрылся за кустиками.
Абр тоже рванулся ‒ но к Ренсовскому рюкзаку, выхватил конспекты вындеркунда по ИГЭ ОБЖ ЗОЖ и лихорадочно зашелестел страницами…

  … Когда Дед, с блаженным выражением морды лица и дымя противной самокруткой, вернулся в тоннель, Енот был уже во всеоружии.
‒ Так что, ты меня за клизмой отправлять надумал? ‒ с надрывом в голосе придушенно всхлипнул Абр, тыкая лапкой в соответствующую статью личносоставленной Ренсом энциклопедии(1). ‒ Скальда Зоны Отчуждения Первого! – и за клистиром?!
‒ Ну да! ‒ благодушно ответствовал Макар, нахально не замечая бури, творившейся в Енотовой душе. ‒ Не Ренсона же посылать… прикинь ‒ зайдёт в аптеку и начнет: «Verkaufen Sie, bitte, diese Einrichtung.(2) You do not show, how it works?(3)» Хорошо, если провизорша не сможет перевести… а вдруг образованная окажется? Они ж там латынь точно-то знают. Когда тогда наш блондинчик назад вернется?

  … И опять странно ‒ чему так радуется Макар? Неужели до такой степени геморрой с запорами измучили старпёра, что он болячки выставляет вслух? Даже как-то жаль стало Абру старого…
‒ Говорят, что холодной водицей подмываться помогает да чернослив кушать… ‒ пробурчал Енот. ‒ И, кстати, судя по твоим недавним прыжкам, оно и вино неплохо действует…
‒ Это ты о чем? ‒ теперь пришла пора изумляться Деду. ‒ Я ж и говорю ‒ поэтому вчера и пили недоигравшее, чтоб не скисло… обидно такое добро выливать-то! Не вовремя опять трубочка моя лопнула, но, видать, совсем срок вышел…
… И вот тут в мозгах Енота наконец что-то щелкнуло и зачала проявляться картинка ‒ в сарае Макар показывает ему резиновую трубку, щедро там и сям перемотанную синей изолентой… и разводит руками жалобно ‒ а вокруг бутыли и бутыли с суслом, накрытые от мух порезанной на клочки тюлью, привезенной когда-то из дому Миксанихой…

*****

(1)
  Так как Вындеркунд сдал абсолютно ВСЕ ЕГЭ по всем предметам еще в первом полугодии десятого класса, а в Москву мама не отпускала, то лично для него в Министерстве образования ввели новую дисциплину ‒ Индивидуальный Государственный Экзамен.
Особо мучаться не стали ‒ ткнули в список факультативных предметов ‒ палец попал в ОБЖ. А вот о чем думала секретарша, допечатывая слово ЗОЖ, непонятно*. В результате Ренсу за полтора года пришлось изучать буквально всё на свете ‒ ведь элементарно стырить ответы из интернета не было никакой возможности.

  *Хм, раскроем вам и эту тайну ‒ секретарша является знакомой Ренсовской мамы, а сынок скоро поедет в чужой город, где все курят, пьют и вообще! Вы поймите сердце мамы!

(2)
  Продайте, пожалуйста, это устройство. (нем)

(3)
  Вы не можете показать, как это работает? (англ)

часть 2

И ТО, ЧТО БЫЛО ПОТОМ

  И там, где был дом, остается дым;
Но другого пути, вероятно, нет.
Вперед - это там, где красный свет…

Где та молодая шпана,
Что сотрет нас с лица земли?

© БГ

  … ‒ Ой-ёй!!! – непритворно взвыл Енот. ‒ Беда-то беда!!! Точно!!! ‒ и вспомнил вдруг с надеждой: ‒ А может, опять у Ренса резинки… того…?
‒ Не… ‒ покачал лысиной Дед. ‒ Сам же говорил ‒ не тот после них вкус, не тот. Трубка нужна.
‒ Ну да, ну да… ‒ после недолгого раздумья закивал Енот, но тут же спохватился: ‒ А сам почему не хочешь сходить?
Макар аж крякнул:
‒ ГА!!! Ты прикинь, ЧТО тамошние подумают, если я полезу?
Абр напрягся и как бы по-новому, сторонним зрителем, попытался взглянуть на своего собутыльника.
… Нет, и действительно: лысина над слезящимися глазками, сизый нос, спутанные дреды ниже вечно пересохших с похмелья губ, рванный ватник поверх замызганной до неразличения полос тельняшки, латанные-перелатанные портки в стоптанных кирзачах ‒ это свои уже привыкли и не шарахаются… ‒ и с другой стороны он: красавец, в меру упитанный и привлекательный донЕльзя Енот в самом расцвете сил! ‒ ну скажите, кто более достоин представлять Зону Отчуждения на Большой Земле? Вот то-то же! Но все равно, было немного страшновато…
‒ … А ты у нас самый обаятельный и самый умный, обязательно что-нить да придумаешь… ‒ продолжал тем временем увещевать хитрая рожа. ‒ И еще, прикинь ‒ вот вернешься, я обязательно Ланочке расскажу, что именно благодаря только тебе…

  И здесь Енот сломался. Представил себе, как Ланочка на глазах у Витальки и капраза Алексея Элефантовича Мамонта будет благодарить такого великого спасителя и замечательного добытчика ‒ и, может даже, поцелует в щечку… Абр зажмурился от грядущего счастья, потом резко и с опаской взглянул на Макара:
‒ А ей скажешь что? Что я за трубкой для…
Макар задумался вновь. Потом просиял тускло пеньками зубов:
‒ Вот что я придумал! А если это назвать командировкой по вопросам газопроводной системы на Кордоне?
‒ Ну, так еще куда ни шло, – согласился Енот. ‒ Но, если это командировка, то где мои командировочные, а?
‒ Вот, есть рубль олимпийский, ‒ Дед стянул сапог, вытащил стельку и, покопавшись внутри, явил нечто потускневшее круглое. ‒ Я помню: рупь – это большие деньжищи! На трубку точно хватит. Сдачу на пиво можешь потратить.
Енот брезгливо взял кругляшок в лапки.
‒ А тягаешь нафига с собой?
‒ Так говорят, что он серебряный. В походе думал воду очищать, если чо.
Енот хотел было высказать своё мнение по поводу возможности очистки воды чем бы то ни было, имевшим контакт с дедовыми кирзачами и портянками, а также дальнейшему качеству таковой водицы, но сдержался.

  Подбросил пару раз монетку ‒ тяжеленькая, однако! ‒ а потом поднес поближе к глазам ‒ интересно, что там у деда валялось в застелько-околоподошвенной заначке?
На одной стороне денюжки виделось что-то вроде разляпа, увенчанного башенками с масонскими звездами и пятью линиями, сбегающимися в одну и обрамленного вкруг надписью: «игры олимпиады Москва 1980».
Абракадабр хмыкнул и перевернул монету.
На обратной стороне было так: «СС» ‒ блямба ‒ «СР», а внизу под линией красовалось ‒ «10 рублей».
‒ Слышь, Макар! ‒ Енот торопливо убрал деньгу за спину: ‒ Ты говорил ‒ «рубль», а здесь цифирка «десять» написана!
‒ Хорошо! ‒ обрадовался Дед. ‒ Значит, десять трубок можно купить! – потом подумал и добавил: – Хотя нет. Трубки и одной хватит ‒ а то сопьёмся вообще нахрен! На остальные пива возьмешь и мороженку… даже две мороженки! ‒ одно Миксанихе, второе ‒ Ланочке.
‒ Что еще за «мороженка» такая? ‒ подозрительно поинтересовался Абр. ‒ Сколько градусов-то?
‒ Минус десять, наверно… если с холодильника эскимо достаешь … ‒ протянул Макар ‒ и, встретив непонимающий взгляд Енота, махнул рукой: ‒ Забудь! Пива на остальные возьмёшь. Один хрен мороженка растаяла б.

  … ‒ Ну, давай на дорожку, что ли? ‒ Дед подошел к Виталькиной колясочке, откинул покрывало и…
Енот с шумом сглотнул слюну, проклиная тот момент, когда он согласился отправиться послом в неведомый мир ‒ Виталькина стеклотара в колясочке отсутствовала напрочь, а все проволочное дно было завалено рубиновыми "полуторками" да "двушками".
‒ А чего ты сразу не сказал, что еще вино есть? ‒ чуть не заплакал Енот от подобной несправедливости.
‒ Так ты ж сам вчера всю пустые бутылки Виталькины у меня в сарае выкинул и вино погрузил… ‒ ответствовал Дед, сосредоточенно и неторопливо скручивая пробку с пластика.
Про вчера уже говорилось выше, поэтому Абр благоразумно промолчал.
‒ А может, тебе не надо? ‒ забеспокоился вдруг мучитель. ‒ Где ты в городе кустики в случае чего найдешь?
‒ У нас метаболизм другой! ‒ вспомнил умное слово из Ренсоновских записей Енот. ‒ Скажи просто ‒ зажал?

  И тут на своём матрасике заворочался и поднял голову Виталька Алибабаевич ‒ и просипел:
‒ Вы там это чего без меня возле моей колясочки делаете?
‒ Уй-йё!!! Сейчас начнется! Не видать мне новой трубки… ‒ взвыл Дед, схватил Енота в охапку и со словами: «Прости, Абрушка, но…» заправским Кириленко ‒ откуда только силы взялись? ‒ метнулся к кольцу портала и буквально вышвырнул Енота в еще не начавшуюся, но уже ненавидимую, странную и невозможную командировку…
… Енот прокатился кубарем по асфальту. Уткнувшись в знакомый уже контейнер, вскочил, зажимая монету в руке…

  «Динь-динь-динь» ‒ вновь зазвенел воздух и…

глава II

БОЛЬШОЙ ГОРОД

*****
  ... Когда отряд въехал в город, было время людской доброты
Население ушло в отпуск, на площади томились цветы.
Все было неестественно мирно, как в кино, когда ждет западня.
Часы на башне давно били полдень какого-то прошедшего дня...

© БГ

*****

часть 1

ФЕЕЧКА

  В мире есть семь, и в мире есть три,
Есть люди, у которых капитан внутри,
Есть люди, у которых хризолитовые ноги,
Есть люди, у которых между ног Брюс Ли,
Есть люди, у которых обращаются на "Вы",
Есть люди, у которых сто четыре головы,
Есть загадочные девушки с магнитными глазами,
Есть большие пассажиры мандариновой травы

© БГ

*****

  … «Динь-динь-динь» ‒ вновь зазвенел воздух и…

  … И колокольчики громыхнули крещендо и сменились звуком, будто ветер трепал книжку страничку за страничкой с бешенной скоростью, пытаясь прочитать всю «Войну и мир» в одну секунду.
Абр завертел головой, пытаясь найти источник странного шума…
… Прямо перед ним, в воздухе, материализовалась мелкая девчушка. Девчушка отчаянно пыталась удержаться на лету с помощью частых-частых взмахов заспинными прозрачно-стрекозиными крылышками, высунув от усердия весьма миленький розовенький язычок.
Девчушка и сама была миленькая-премиленькая ‒ росточком поменьше самого Енота, в розовой же легкой маечке… э-э-э… давайте так!

  Я понимаю, что представительницы прекрасного пола, буде читают это безобразие, сейчас высокомерно сморщат носик ‒ «Фу!!! Какая такая еще «маечка»?! ‒ это же «ТОПИК»! И что за банальщина?! ‒ «розовый»! Нет такого цвета! Розовый цвет – это фикция!» и начнут сыпать названиями, среди которых обязательно встретится что-то вроде: «санжан»; «само»; «лососинный» или «свежей семги»; «кардинал»;«фламинго»; «цикламен»; «цветок фуксии»… наконец, вспомнят, что даже у цвета «бедра нимфы» существует два оттенка: «cuisse de nymphe effray;e» ‒ сиречь «бедро испуганной нимфы» и «cuisse de nymphe ;mue» ‒ оно же «взволнованной»...
И, может, вслед за эскимосами, имеющими, по слухам, в своём словаре чуть ли не под сорок поименований снега ‒ эка невидаль! ‒ в свою очередь Абр сотоварищи легко б назвали с ходу, шутя, под сотню синонимов слову «выпить», чего стОит один Дед с его цитированием наизусть Житинского(1)! ‒ они будут и правы, но…

  Милые дамы, прошу учесть: до этого Абр видел только два варианта именно женской одежды :
1) расшитый драконами халат Миксанихи, который она иногда одевала из ностальгии и важно прохаживалась в нем по двору;
и
2) мини-рясу с вырезами и декольте в стратегически важных местах, которая была на Ланочке в момент освобождения вампира Ренсона(2) от аутодафе.
Всё остальное время подруги старпера и фауны носили камуфляж ‒ пусть ладно подогнанный по фигурке, но, в общем, не отличавший их(3) от остального братства.

  Так что для Абрадакабра девчушка была именно в полупрозрачной РОЗОВОЙ! (цвета не водка, бывают и лишними!) маечке, в довольно-таки потрепанных джинсах, в стеклянных, что ли? ‒ во всяком случае, точно уж прозрачных башмачках и огромным, чуть ли не в половину её самой странным, с изображением надкусанного яблока на реверсе, «ПДА» в руках.
‒ Здрасти! ‒ пробормотал опешивший Енот.
‒ Ты что, меня видишь? ‒ испугано пролепетала незнакомка.
‒ Ну да, ‒ удивился Енот. ‒ А что тут странного?
‒ Блин-блин-блин!!! Забыла волшебной пыльцой попудриться, ‒ запищала девица, вдруг добавила укоризненно: ‒ А всё из-за тебя, кстати!!! ‒ и опять затянула пискливо: ‒ Ой, что ж делать… мне ж нельзя людям вот так… в этом виде… узнают ‒ с работы попрут…

  Тут собеседница приостановила причитания, задумалась на секунду и игриво стрельнула глазищами:
‒ Но ты ведь меня не сдашь, правда?
‒ Ага, – согласился Абр. ‒ Я ж всё равно не знаю, кому тебя сдавать.
А незнакомка продолжала сама с собой:
‒ … И уйти же нельзя никак, пока с «чепэ» не разберусь… хотя… можно ведь так сделать! ‒ она крутанулась юлой, при этом несколько раз ударив башмачком о башмачок ‒ вновь раздалось знакомое уже: «динь-динь-динь!» ‒ и на глазах у изумленного Енота вмиг превратилась в белочку.
Оглядела себя удовлетворенно и, мелькнув пушистым хвостом перед мордочкой Абра, ловко запрыгнула на мусорный бак.

  ‒ И вновь белочка… ‒ обреченно прошептал Енот. ‒ Что, всё-таки пора?..
‒ Что-то не так? ‒ участливо поинтересовалась рыжая. ‒ Алло, гараж!!! – Абр молчал, мысленно прощаясь со всем, что любил… ‒ Тогда попробуем вот что… ‒ и белочка, расплывшись на мгновение, трансформировалась вдруг в енотиху.
Взгляд Абра остекленел, лапки безвольно упали вдоль туловища и на подбородок стекла струйка слюны.
‒ Не вариант… ‒ констатировала енотиха и, вновь мигнув, превратилась в кошку. ‒ Теперь лучше?
Абр сморгнул, а кошка, как ни в чём не бывало, продолжила великосветскую беседу:
‒ Эй, ты живой? Зовут тебя-то как?
‒ Скальд Зоны Отчуждения Первый Экселенц Гуру Шри Махабрахман, Пашущий Облака! ‒ в ступоре заученно представился Енот, но тут же поправился: ‒ Для тебя можно просто – Енот Абракадабр.
‒ Хиз-хиз… ‒ весело стрельнула зеленью глаз кошка, игриво махнув хвостиком. ‒ Какие знаменитости к нам пожаловали! Ну, а меня можешь звать просто ‒ Стаська!
‒ И всё-таки…Ты кто? ‒ прошипел Енот.
‒ Я твой самый страшный сон… ‒ зловеще промурлыкала кошка.
‒ Тот, в котором мне дарят лотерейный билет, а я так и не выигрываю по нему машину? ‒ ужаснулся Абр.
‒ Именно «дарят»? ‒ удивилась собеседница.
‒ Я что, дурак, деньги тратить?
‒ Однако… ‒ пробормотала Стаська.

  И тут по тротуару зацокали каблуки и завторил дроботно шлеп детских башмачков.
‒ Киця! ‒ раздалось восторженное. А следом пухлая ладошка схватила Енота за шерсть на загривке. ‒ Мама! Смотли! Абачка! Мама, абачку хатю!
‒ Сматываем! ‒ прошипела Стаська, молнией слетая с крышки бака в сторону чахлой поросли кустиков вдоль тротуара. Абр рванул за ней, оставляя щедрый клок шерсти в маленьком, но цепком кулачке…

*****

  Поросшая запаршивевшими вишнями и нестриженными кустами детская площадка внутри стоящей буквой «п» девятиэтажки была порядком захламлена ‒ но в данный момент пустынна ‒ и вполне подходила для неожиданного vis-a-vis.
Енот вальяжно развалился на облупленных брусьях лавочки, приткнувшейся в давно некрашеную покосившуюся бревенчатую избушку, а Стаська устроилась напротив, на голове основательно потрескавшегося деревянного гнома.
‒ Ну, и зачем ты дважды нарушил континуум?
‒ Конти…му… мум? ‒ попытался повторить мудреное словечко Абр.
‒ В портал, спрашиваю, лазаешь зачем?

  Мимо площадки протарахтела машина, перекрывая беседу вонючей бензиновой дробью из пробитого глушителя.
‒ И ничего я не нарушал! ‒ Енот возмущенно потер лапкой носик. ‒ Фу, ну и запахи тут у вас в городе! Знал бы, ни за что б не согласился.
‒ С кем согласился? ‒ опешила Стаська.
‒ Ни с кем, а на что! ‒ поправил Енот. И пояснил торжественно, выделяя заглавно каждое слово, в том числе и предлоги: ‒ На Командировку По Вопросам Газопроводной Системы Кордона Зоны Отчуждения! ‒ и, в доказательство, хвастливо сверкнул давешней монеткой: ‒ У меня даже командировочные и закупочные есть!
Вдруг на блестящий диск, будто на вертолетную площадку, грузно сбаражировала Муха.
‒ Фу! ‒ скривилась Стаська.
‒ О! ‒ обрадовался Абр. ‒ Как же ты меня тут нашла? ‒ и ткнул негодующее в сторону феи-кошки. ‒ Вот, подтверди ей, что только волею пославшего мя…

  Муха подтверждающе зажжжужжжала и начала тщательно чистить крылышки, видать, обидевшись на недавнее «фу».
Стаська машинально поднесла лапку к мордочке, лизнула её…
‒ Тьфу ты! ‒ Стаська яростно отплевалась, а потом свирепо уставилась на Енота: ‒ Так! Или давай выкладывай всё начистоту ‒ и поподробнее, или я не знаю, что сейчас с тобой сделаю! ‒ и зрачки изумрудных кошачьих глаз сузились в бешенстве.
‒ Поподробнее? ‒ переспросил Абр. ‒ Тогда слушай. Как сейчас помню ‒ иду я, значит, по кордону, а на вагончике объявление висит ‒ «Скупаю артефакты. Напротив Деревни Новичков. Виталька Алибабаевич». Ну, думаю, схожу, посмотрю на самоубийцу, пока Сидорович своих бойцов к нему не подогнал…

*****
(1)
  Заученное еще в молодости и до сих пор цитируемое Макаром в любом состоянии из «Потерянного Дома или Разговора с Милордом»:

• «отпраздновать, совершить возлияние, принести жертву Бахусу,
• откушать, причаститься, приложиться,
• вздрогнуть, загрузить, остаканиться,
• поддать, влить, вдеть,
• дербалызнуть, дербануть, дерябнуть,
• пропустить, проглотить, принять,
• сообразить на троих (триада, милорд!),
• хлопнуть, клюнуть, бухнуть,
• зашибить, засосать, засадить,
• чебурахнуть, чекалдыкнуть, царапнуть,
• керосинить, керогазить, чибиргасить,
• загудеть, запить, нажраться,
• нализаться, нарезаться, назюзюкаться,
• промочить горло, заложить за галстук, залить за воротник,
• пропустить по махонькой, похмелиться, поправить здоровье,
• раздавить бутылек, банку, пузырек (тоже триада!),
• дернуть, треснуть, колдырнуть,
• кирнуть, тяпнуть, бацнуть,
• шибануть, хапнуть, гепнуть,
• врезать, вмазать, жахнуть,
• шарахнуть, шлепнуть, шваркнуть,
• выдуть, вылакать, набраться,
• залить зенки, налить глаза, оттянуться,
• налимониться, надраться, набубениться,
• перебрать, набраться, нагрузиться,
• упиться в сосиску, упиться в стельку, упиться в хлам...»

(2)
  Кстати, немного в продолжение темы о цветах ‒ Ренсон, столь любящий посещать гей-парады, утверждал, что у «тех» радуга из шести цветов и даже в доказательство показывал фотки ‒ однако!

(3)
  Поговаривали правда, что какая-то то ли Лика, то ли Вика щеголяла в свое время в Баре в гипюровой ‒ Абр даже представить себе не мог, что это такое значит! ‒ «экзе», но в таком виде видели её только Дед ‒ и когда старый развратник везде поспевает? ‒ и Хорус, постоянно пропадающий сейчас то у себя на выселках, то в бане у Лесника.

часть 2

И ТО, ЧТО БЫЛО ПОТОМ

*****

  Любая весть изначально благая -
Просто ты к этому еще не привык.
А если не нравится, как я излагаю -
Купи себе у Бога копирайт на русский язык.

© БГ

*****

  ‒ Складно врешь, братюнь! Тебе в писатели податься. Я тут уже полчаса слушаю… только одного понять не могу ‒ что еще за Зона Отчуждения такая? ‒ в избушке закопошились, в дверной проём высунулась всклокоченная голова. Вслед за головой появилась рука с полупустой двухлитровкой «Оболони Оксамитовой». ‒А давай за твой талант… ик!
‒ Талантик?! ‒ возмутился Енот.
‒ Ик! ‒ подтвердила голова. ‒ Ик! Ик!
‒ Да если хочешь знать, я… ‒ Абр вскочил на лавочку. ‒ Да я Скальд…
‒ Ик! ‒ голова невежливо прервала перечисление титулов. ‒ Ик!
‒ Что с тобой? ‒ забеспокоился Абр. ‒ Ты что, никогда енотов не видел?
‒ Ик! ‒ ответила голова, и, закатив глаза, вместе с "Оболонью" брякнулась обратно вовнутрь избушки.
‒ Это чего это он? ‒ подозрительно поинтересовался Енот у Стаськи.

  Где-то неподалеку пронзительно пропиликала незамысловатая мелодия ‒ разомлевшая на нагретой солнцем лавочке Муха встрепенулась и вновь начала умываться, железная дверь углового подъезда медленно открылась и на пандус выехала синяя детская коляска, ведомая мамашей в халате и бигудях. Сзади мамаши о чем-то оживленно спорили погодки лет пяти-шести ‒ мальчонка с тарахтящим и взвывающим пластиковым автоматом и девочка с оранжевым пластмассовым совочком в одной руке и синим ведерком в другой. При виде ведерка Енот вспомнил Деда и почувствовал ностальгию.

  ‒ И здесь не дадут пообщаться, ‒ Стаська фыркнула, прогнулась, потом спрыгнула с гнома на дорожку. ‒ Что ж придумать, а? Ладно, погибать, так с музыкой! Как насчет посидеть в кафешке?
‒ Кафешке? ‒ переспросил Енот. ‒ А это как?
‒ Короче, за мной иди, ‒ и кошка засеменила в сторону дворовой арки.

  Поравнявшись с припаркованной внутри арки тентованой «Газелью», Стаська оглянулась вокруг и приказала:
‒ Закрой глаза и молчи.
‒ О чем молчать? ‒ Абр послушно зажмурился.
‒ Просто ‒ помолчи пару секунд, ‒ пробормотала собеседница. ‒ Мне сейчас нужно сосредоточиться. И не вздумай подглядывать! А то ничего не получится.
Енот для верности прикрыл мордочку лапками.

  Раздался странный приглушенный звук, будто мокрая простыня хлопнула на ветру и Енот почувствовал… почувствовал… он и сам не понял, что он почувствовал, но ощущения были странные и довольно пугающие. Вначале его сильно качнуло ‒ в одну, потом в другую сторону, потом желудок попросился наружу, потом шерсть на лапках перестала шекотать его нос, потом… Енота повело, голова закружилась, он попытался за что-то ухватиться ‒ невероятным чудом ему удалось вцепиться в какую-то железку ‒ и он смог удержаться на ногах.
‒ Можно теперь смотреть? ‒ просипел Абр.
‒ Теперь ‒ можно! ‒ разрешил Стаськин голос.

  Абр медленно открыл один глаз и уставился на чью-то рожу в очках и с бородкой.
– Здрасте… – пробормотал Енот.
– …Тот, кто сидит в пруду! – подсказал из-за спины насмешливый Стаськин голос. – И приветливо так ему помахать не забудь!
– Тот, – послушно повторил Абр, – кто сидит в пруду… - и поднял правую лапку.
Незнакомец в отсалютовал в ответ – правда, почему-то левой.
«Левша, наверное!» – догадался Абр и погладил зудящее плечо.
Незнакомец, придерживаясь за зеркало «Газели», повторил его жест.

  Тут у Абра от нестерпимого бензинового запаха вновь засвербело в носу. Енот скривился (незнакомец состроил ужасную рожу ) и оглушительно чихнул, да так, что слезы выступили.
Он попытался вытереть предательскую влагу, но что-то мешало – пальцы его мелькали перед  глазами, но безрезультатно.
Визави тыкал пальцами в очки.
«Интересно, что он хочет этим сказать?» – подумал Абр.  Ничего не придумал и решил выяснить напрямую.
– Ты это чего пальцами там тыкаешь? – осведомился он. И добавил ехидно: – Радуйся, что у тебя не Виталькины очечки. А то давно бельмесы себе бы выколол!
За спиной Енота раздались странные всхлипывания.

  Абр развернулся.
Какая-то девица, согнувшись в три погибели, кусала свою тонкую ладошку, пытаясь сдержать смех.
– Не вижу ничего веселого, –  хмуро заявил Абр. – И вообще, кто ты такая?
И тут странная незнакомка не выдержала – засмеялась так громко и задорно, что вспугнула стайку воробьев, деловито купающихся в пыли возле газона. Гулкое эхо загуляло по арке.
А девица всё не унималась.
Возле песочницы давешние детишки с мамашей завертели головами, невольно улыбаясь вслед переливчатым раскатам  хохота.
– Абрушка, милый… – наконец, немного отдышавшись, просипела сорванным голоском девица, – поговори еще немного со своим отражением в витрине, а? А то, жаль, я не успела камеру включить! – и вытащила из кармана джинсов знакомый уже Еноту «ПДА» с огрызком на задней крышке.


Loading...

Возврат к списку